?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Судьба Крепкого Хозяйственника при Советской власти
vladimir5674
Оригинал взят у grey_croco в Судьба Крепкого Хозяйственника при Советской власти
"При Проклятых Большевиках всех Крепких Хозяев расстреляли или сослали в ГУЛАГ".

Любой буркохруст-идиот.

Расскажу, пожалуй, о судьбе одного такого вот Крепкого Хозяина.. которого лучше было бы назвать Настоящим Хозяйственником и Государственником..



Чичкин, Александр Васильевич. Уроженец села Коприно Ярославской губернии, сын волжского лоцмана. Крупный предприниматель, владелец всероссийской молочной компании, организатор российской, а затем и советской молочной промышленности. Друг Микояна, Молотова и Семашко, активный советский государственный деятель,

Александр Чичкин родился через год после отмены крепостного права — в 1862 году — в семье волжского лоцмана в селе Коприно тогда Мологского уезда. Это село раньше стояло на самом берегу Волги, а сегодня затоплено вместе с большей частью Мологского края водами Рыбинского водохранилища.



..Получив все необходимое для большой жизни — опыт и образование, Александр Чичкин поехал в Москву. Там он устроился работать в одну из лавок купца Владимира Бладнова, того самого копринского, и вскоре женился на его дочери. Купец Бладнов в свою очередь не поскупился и помог своему бывшему ученику, а ныне любимому зятю с беспроцентным кредитом на открытие своего дела. На эти деньги Чичкин построил на Петровке, 17, первый в Москве специализированный молочный магазин. До этого молоком и молочными продуктами в Белокаменной торговали на рынках и на дому, благо коров тогда в городе было немало. Особенностью магазина Чичкина был жесткий контроль качества и продуманность организации торговли, как, например, первый в Москве кассовый аппарат. Слух и реклама об идеальной чистоте и культуре работы продавцов нового молочного магазина сделали Чичкина лидером молочной торговли в Москве.



Александр Васильевич понимал, что для расширения своего дела необходимо было открывать новые магазины. И он их открывал, постепенно вытесняя и «банкротя» мелких молокоторговцев, в том числе своего зятя и благодетеля Владимира Бладнова, который не только разругался с Чичкиным, но и стал вредить ему, например, переманивая и спаивая его рабочих. Но у Бладнова ничего не вышло.

Как настоящий предприниматель Чичкин уже не мог остановиться. Добившись успехов в торговле, он первым из молочных торговцев одновременно занялся производством продукта, то есть взял на себя весь цикл производства и переработки молока. И это простое, но грамотное решение сделало его молочным королем уже не только в Москве, но и во всей России.



К концу 1910 года фирма «А.В. Чичкин» завершила строительство первого в Москве, лучшего в России, крупнейшего в Европе и самого продуманного по техническому оснащению и компоновке цехов молочного завода. Одного только оборудования для завода было закуплено больше ста тонн. Руководителю проекта и строителю завода А.А. Попову, помимо зарплаты, Чичкин выписал премию в 5 тысяч рублей, что равнялось 50 тысячам долларов, данная сумма даже не оговаривалась в договоре. Это был просто подарок.



Вскоре завод начал производить творог, сметану, сыры, масла и редкую в то время ряженку. Каждые сутки молочный комбинат перерабатывал 100-150 тонн молока. Для реализации производимой продукции Чичкин повсеместно открывал магазины — в Москве, Петербурге и других городах империи. По сути, им была создана своя империя, которая в 1914 году насчитывала: два молочных завода, творожно-сметанный филиал, 40 маслозаготовительных станций, 91 магазин (каждый был облицован белой плиткой, а над входом непременно висела табличка «А.В. Чичкин»), первые в Москве грузовые автомобили — в парке Чичкина их было 36, 8 легковых автомобилей, сотни лошадей и три тысячи сотрудников. Вся эта его «молочная империя» была не просто известна в России, но знаменита на весь мир высоким качеством производимой продукции — молока, творога, сыра.

По своему характеру Чичкин был яркой и неординарной личностью. Он сам водил автомобиль, заставляя свою охрану ехать отдельно. Несколько лет подряд круглогодично по утрам на собственном аэроплане «Фарман-7» взлетал с Ходынского поля и кружил над Москвой. Имел огромный дом с прислугой.

До октябрьского переворота 1917 года прятал революционеров Молотова, Подвойского, Смидовича и других.

Опс! И с чего бы Крепкому Хозяйственнику дружить с революционерами? Может, он видел, что подгнило что-то в Государстве Российском?

Более того. В 1905 году, чтобы поддерживать порядок на заводах, владельцам приходилось бороться со стачками. Чичкин с такими проблемами не столкнулся: некоторые источники даже говорят, что он был не против участия рабочих в демонстрациях. Те отблагодарили директора, попытавшись объявить его президентом предполагаемой новой республики.

Мало того, что Чичкин не вмешивался в выступления — он распорядился завезти в магазины достаточно медикаментов, чтобы помочь раненым и пострадавшим в уличных боях. За это власти даже отправили его в тюрьму, правда, ненадолго. Есть версия, что после освобождения Чичкин стал помогать неудачливым революционерам деньгами и продукцией, причем многое досталось и большевикам, чего они не забыли.

В 1917 году, после принятия закона о национализации Александр Васильевич в полном порядке передал предприятия большевикам. Во всяком случае, положение дел было лучше, чем у других крупных предпринимателей, которые не собирались оставлять советской власти исправно работающее производство.

На момент передачи сам Чичкин, похоже, был не в Москве, а вскоре после смены власти уехал во Францию. Там он пробыл до 1922 года, после чего договорился о возвращении в страну. Он попытался вернуться в бизнес и открыл крупный оптовый магазин с молочной продукцией.



По рекомендации Микояна и Молотова в 1926 году А. В. Чичкина, единственного бывшего миллионера России, наградили орденом «Знак Почёта».

Однако весной 1929 года его направили на «трудовое перевоспитание» в Северный Казахстан (г. Кустанай). В ссылке он продолжает заниматься своим делом, читает лекции об организации молочного производства.

Но уже в 1931 году Молотов и Микоян вернули Чичкина из ссылки, восстановив его во всех прежних правах. Эксцесс? Да, в те времена всякое бывало.

В 1933 году Александр Васильевич Чичкин официально стал простым советским пенсионером. Ага, пенсию ему дали. Значит, заслуги был признаны.

Но, даже будучи на заслуженном отдыхе, Чичикин часто бывал в Наркомате пищевой промышленности и занимался вопросами производства простокваши, ряженки, сметаны, творога и других кисломолочных продуктов, в том числе молочно-карамельных смесей на заводах Поволжья, Закавказья, Карелии.



Под контролем Александра Васильевича началось строительство молочных магазинов по всей стране. Вместе с Микояном они существенно расширили ассортимент молочных продуктов и популяризировали ряженку и кефир.

Во время Великой Отечественной войны большинство заводов и фабрик эвакуировали в Среднюю Азию. Чичкин, который провел там несколько лет, стал для государства находкой: он участвовал в разработке технологии, как максимизировать молочное производство при недостатке сырья, и давал рекомендации по увеличению поголовья молочного скота.

Достижения Чичкина использовались и в послевоенные времена, что помогло развить производство молока в Средней Азии. В 1942 году, в связи с 80-летием со дня рождения, Сталин присвоил ему звание «Ударник третьего пятилетнего плана», а после поблагодарил Александра Васильевича в телеграмме, датированной 9 мая 1945 года.

Последнее важное деяние Чичкина — в апреле 1947 года он направил Молотову обширные рекомендации по организации и восстановлению молочной промышленности, которые были приняты к сведению. Александр Васильевич предложил правительству развивать в восстанавливаемых после войны регионах мало- и среднемощные предприятия по переработке молока, эти предложения были приняты для развития молочной индустрии в этих регионах в конце 1940-х — первой половине 1950-х годов.

Когда в 1949 году Чичкин умер, организацией похорон занимался сам Микоян. Провожали предпринимателя с почестями. Похоронен он был на Новодевичьем кладбище. В 1949—1956 годах вблизи Арбата был переулок его имени.



Да. Настоящий хозяйственник и государственник, который превыше всего ставил интересы страны. И который работал на нее всю свою жизнь. Именно на страну, во всех ее ипостасях.

А не хрустел, как некоторые обиженные и ушибленные..